Отряд «Суть времени» (eot_dnr) wrote,
Отряд «Суть времени»
eot_dnr

Четвертый этап. Донецкий аэропорт, январь – март 2015 года. Вольга


Начало 2015 года. Сам новый год. Он принес громадье планов и ожиданий. Хотя уже в ночь с 31 на 1 января подспудно билась мысль: укропы просто так не смирятся с поражением и потерей аэропорта.

К новому 2015 году мы подошли на пике развития как позиционной войны, так и с закреплением позиций, полученных за счет штурма и освобождения старого терминала.
По позициям ОТГ «СВ» это выражалось в первую очередь в том, что, с одной стороны, были оптимизированы наши позиции, которые мы получили в наследство от ребят из «Спарты»: оборудованы бойницы, пробиты новые огневые точки, создан и отработан алгоритм огневого взаимодействия позиций, в том числе, отдельных огневых точек и т. д. Мы провели доразведку прилегающей территории по фронту, обнаружили возможности по оборудованию новых позиций с продвижением вперед к взлетке, оборудовали такие позиции.

С другой стороны, было достигнуто превосходство в огневой мощи (за исключением артиллерии), то есть повыбиты снайперские группы, прижаты пулеметные расчеты, да и расчеты АГС, и гранатометные пары могли работать по нам, только вылетая из-за укрытий и нанося один выстрел в спешке, то есть целясь абы как. Наши расчеты сработались, территорию мы «давили» уверенно.

В связи с тем, что еще в середине ноября 2014 года разведка 3-го батальона «Востока», обеспечивая заход в аэропорт 3-го батальона и проводя разведрейд в направлении от Спартака к РЛС, была практически полностью выбита, мне пришлось в ноябре–январе заниматься разведкой в группе «сборной солянки». То есть в группе, укомплектованной по остаточному принципу. В ноябре–декабре в принципе этим занимались четыре человека: один из взвода Перевозчика, двое из роты Грузина и я. Работали разрозненно, одна пара и мы по одному. В одном из рейдов мне удалось нащупать ломаную тропку вдоль зеленки за рвом со стороны укропов – «прошел» почти до полосатика, на выходе с этой тропки (угол пересечения зеленок слева вперед от «Трёшки») был обнаружен и накрыт сначала ПК (били вслепую над головой), затем АГСом. Уходя из-под накрытия АГСом, взял сильно влево от «Трёшки», наткнулся на комплекс зданий, отлежался там – потом «вылез». Вернувшись на «Девятку» (штаб 3-го батальона – точнее, запасной командный пункт, ЗКП), стал смотреть по картам, что это за незанятые здания прямо у взлетки.

Утром выдернул Пятницу. Он сразу ухватил идею. Мы с ним дернули Ампера – командира взвода в роте Скорпиона, соседа «СВ» слева. Дело в том, что без риска накрытия удобнее было выходить на эту позицию с его «земли». Он так же быстро врубился. Силами «СВ» была проведена доразведка (история с разведкой Пятницы и Альфонсо))))) – когда-нибудь расскажу). Так появилась новая позиция «Гараж», которая позволяла более плотно «держать» передвижение по взлетке, в том числе, техники. «Гараж» сыграл свою роль и 17 января – нависая над правым флангом этой атаки, отвлек на себя часть техники и огневой мощи и скомкал динамику атаки укропов. На этой позиции 17-го двое из ребят Ампера были ранены (один – тяжело).



ОТГ «СВ» «дозрела» до своей артиллерии и бронегруппы, но возможностей обзавестись ими не было, хотя все ребята рыли носом землю в поисках этих возможностей.

Наконец-то нахлобучили башню, захватили новый терминал, укропы запросили перемирия…


17 января – бой «не ради славы, ради жизни на земле». О нем уже много сказано. Много – и так мало! Перед глазами проносится весь этот день: и спокойное мужество ребят на «Трёшке»… И отчаянная поддержка «сутевцев» с других позиций, которые под командованием Ириса стянулись к «Трёшке» и гарантированно не дали бы в нее зайти… И самоотверженная и самоубийственная попытка контратаки Панциря тремя танками в левый фланг атакующим укропам… Всего не перечислишь.

Я вел обе группы прорыва к «Трёшке». Оба захода кончились контузиями и потерями, вторая группа прорыва подошла к «Трёшке», когда уже Ирис с ребятами и арта гваздали отходящих укропов.

После первой попытки прорыва пришел в себя на краю кладбища. Сознание было сумрачным, помню только навязчивую мысль: доползти до ребят. Сориентироваться не смог. Полз по ощущениям лет сто. Выполз на незнакомую мне дорогу (как тогда казалось), увидел справа от себя фары и снова вырубился. Очнулся в машине. Боец Ампера вез 300-го к «Девятке», сказал, что подобрал меня на Стратонавтов.

Зашел на «Девятку», взял вторую группу прорыва и повел их к «Трёшке». Нахлобучило второй раз. Очнулся от голоса в рацию – меня вызывал то ли Шиба, то ли Воевода (я так и не узнал, кто), кричал, что ребята деблокированы. Я выполз снова на Стратонавтов, вернулся на «Девятку» на машине «Оплота» или «Пятнашки» (она ехала туда с Песок). В штабе дождался доклада о потерях, о позициях, договорился, что «Трёшку» возьмет на себя «Пятнашка». Связался с Ирисом.

Темнота. Периодически всплывая из мути, старался понять, где я и какое сейчас время. Окончательно понял, на каком я свете, 18 января к вечеру или поздним днем. Вызвал машину и уехал в аэропорт. Там сориентировался и поехал искать резервы. В период с 12 по 18 января 200-ми и 300-ми я потерял половину личного состава подразделения. Запросил «СВ» РФ о помощи добровольцами. Приехал в учебку к Чике. Чика собрал инструкторский состав учебки. Произнес перед ними слово. На его вопрос, кто готов помочь «СВ», пока Вольга найдет свои резервы, – встали все. Понимаете – ВСЕ! И поехали, и держали оборону до тех пор, пока не стали возвращаться раненые, и пока не добрали состав пополнения и не подготовили его по программе КМБ (курс был недельный – укороченный). Те, кто поехал, по документам числились в учебке инструкторами. То, что они зашли в аэропорт, никому, кроме Чики и меня, известно не было. Ребята просто хотели помочь, спокойно, вдумчиво и ожесточенно.

Прощались с погибшими мальчишками на Четверке, одной из баз «Востока». Было очень много народу из других подразделений. Те, кто приехал с боевых, прощались первыми и сразу грузились по машинам. Обратно. На НАШИ позиции. Встречать укропов. Укропы накатывались еще и еще, и лишь в 20-х числах января накал их атак спал.



К концу января ОТГ «СВ» решением командования бригады «Восток» была преобразована в 10-ю роту 3-го батальона бригады. В роте появилась трофейная бронетехника, минометы. Штаты 3-го батальона были переработаны. Удалось пробить в них не только бронегруппы и арту, но и группы снайперов, разведвзвод, саперную группу. Артиллерию батальона возглавил Контрабас, состав минометных расчетов и НОН формировался из числа бойцов «СВ». Разведку возглавил Марс – она тоже формировалась из бойцов «СВ». Так же и со снайперской группой. 10-ю роту взвалил на себя Ирис. Мне пришлось более плотно заниматься 3-м батальоном, совместно с дядькой Крымом.

21 января сборная штурмовая группа из рот 3-го батальона «Востока» и ОТГ «СВ» предприняла штурм РЛС (той, что за взлеткой). РЛС была захвачена и удерживалась более 4 часов. Нас оттуда вышибли танками. Подвезти БК, который к тому времени закончился, не удалось. Мы отходили разрозненными группами, забрав своих раненых и погибших, за исключением двух погибших ребят Перевозчика (их засыпало в захваченном доте, который расстреливали в упор два танка, а у нас уже нечем было их сжечь). Атака захлебнулась и откатилась. Видимо, она была задумана руководством как разведка боем, но не была должным образом подготовлена. По результатам нашей атаки были вскрыты системы укреплений, огня, а также время подхода укроповской техники. 25 января РЛС была взята и удержана. Сейчас ее держит «Сомали».

Февраль и март прошли относительно спокойно, с редкими судорогами атак укропов в различных точках. Мы – теперь уже 10-я рота, а не ОТГ «СВ» – несли потери и ранеными, и убитыми.

18 февраля под вечер два бойца 10-й роты, Алис и Сыч, совершали рейд по внутренней линии обороны. Начался артобстрел. По ребятам прилетела 82-мм мина. Основной удар принял на себя Алис – он погиб сразу же на месте. Сыч, как потом выяснилось, был ранен легко, но, получив сильную контузию, потерял ориентацию в пространстве (я точно так же мог выползти 17-го не на Стратонавтов, а к укропам). Он побрел в сторону срубленной вышки (к «пеньку») и там повторным накрытием мины был убит.

Алис и Сыч пришли к нам после январского боя. Попав в наш «давильный чан» (учебка ОТГ «СВ»), проявили себя (особенно Алис) не только в освоении автомата, но и как расчет РПГ-7. Между ними была очень теплая дружба. Алис, будучи лучшим стрелком из гранатомета, уступил на зачете Сычу, так как Сыч очень хотел стать первым номером расчета РПГ. Алис усиленно учился по нашим учебникам ШВС. Он мечтал организовать в своем родном поселке ячейку… после войны.

13 марта группа разведки из трех бойцов пошла в рейд в сторону вентствола промзоны близ поселка Спартак. Группу вел Сухарь – парень, прошедший Чечню. Укропы обнаружили ребят, когда они возвращались из рейда. Стали накрывать АГСами, зажали в клещи и загнали на минное поле. Сухарь подорвался и погиб сразу. Альпинист потерял ногу и принял бой, его добили пулеметами. Их тела мы потом выменяли у укропов в авдеевском морге. Третьего удалось отбить живым, он был ранен в руку... Эх, мальчишки, мальчишки! Еще во время войн в Приднестровье и Югославии появился термин «одновойновый». Этот термин часто (но не всегда) применяют по отношению к ребятам, которые прошли войну. Одну. Одновойновые – это те, кто, приехав на другую войну, воспринимает ее шаблонно, как ту, которую уже прошли. И гибнут. Первыми в первых же боях. Обидно и несправедливо.

К концу марта фронт откатился от Веселого и Монастыря. 10-ю роту ждал Спартак и промзона. Но это уже пятый этап миссии «СВ» на Донбассе.

Если я доживу до победы, я поеду по родственникам своих бойцов. Посмотрю в глаза их близким. Посещу места их упокоения на земле. Буду снова и снова говорить с небесами. Готов держать ответ и перед Богом, и перед людьми. Потому что всё, что не сделано, – это вина командира. Все погибшие и в моем сердце, и на моей совести.

Будет ли эта война последней? Для меня – не знаю, то ведомо лишь Богу. А вот для моего народа и моей Родины все только начинается. История – вернулась. Но чтобы нашему народу и нашему государству не впасть в состояние «был такой народ, было такое государство» – предстоит еще много битв. И главные битвы пройдут в нас самих. Нам предстоит пробудиться от эгоизма, упрощенчества, потребительства, неверия в себя и ближнего. Тогда, возможно, мы станем достойными наших великих предков. А без этого бессмысленно надеяться на то, что великими будут и наши потомки.

Враг будет разбит – мы Победим!


Читать другие рассказы бойцов отряда «Суть времени»


Tags: Вольга, ДНР, Донецк, Отряд "Суть времени", Рассказы бойцов
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →