Отряд «Суть времени» (eot_dnr) wrote,
Отряд «Суть времени»
eot_dnr

Донецкий аэропорт, ноябрь–декабрь 2014 года. Фельдшер


16 ноября 2014 года ОТГ «Суть времени» заняла позицию «Монастырь» в Донецком аэропорту (между собой мы называли ее «Трёшка») и прилегающий к нему поселок Веселый. Безусловно, пребывание там было наиболее ярким боевым эпизодом в жизни отряда, и, как поётся в знаменитой песне: «Когда-нибудь мы вспомним это, и не поверится самим».

Чтобы минимизировать риск попадания под обстрел противника, мы выдвинулись с базы в Ясиноватой на двух «Уралах» рано утром. С собой, кроме оружия и боекомплекта, взяли теплые вещи и сухпай на два дня. Поселок Весёлый, куда мы первоначально прибыли, выглядел очень грустно – я не увидел тогда ни одного целого дома. Все они в разной степени были повреждены огнем нацистской артиллерии. Тем не менее, в некоторых из них продолжали жить люди, которым, очевидно, некуда было уехать...

До «Монастыря» мы добирались уже малыми группами по 4-5 человек на легковой машине. Там прибывшие быстро выгружались, и автомобиль на большой скорости отправлялся за новой партией. На позиции нас встретили бойцы «Спарты», которых мы должны были сменить. Они как тамошние «старожилы» обрисовали нам обстановку, рассказали, откуда противник работает из АГС, с каких направлений стреляют его снайпера и пулеметчики.

«Мотороловцы» запомнились как ребята смелые и отчаянные. Помню, перед прибытием в аэропорт видел в интернете сюжет ТСН о том, как чувствуют себя нацисты в новом терминале. Один из них на полном серьезе заявил, что против них якобы воюют чеченцы «кадыровской гвардии». Как аргумент привел то, что стреляя, они кричат: «Аллах акбар». Было видно, что парень, уважая воинский дух нохчей, поднимает таким образом собственную самооценку – вот, мол, с каким противником драться приходится. Я потом долго смеялся, увидев этих мотороловских «чеченцев».

Моей главной задачей как санинструктора подразделения было оказание первой помощи раненым бойцам отряда. И хотя прочие функции (наблюдательные и стрелковые) с меня не снимались, приоритетом естественно были лечебно-профилактические. Должен признать, с профилактическими справиться в полной мере не удалось – во-первых, из-за недостаточных терапевтических знаний, а во-вторых, сложившиеся на позициях условия очень располагали к ОРВИ. Потому, несмотря на то, что бойцы регулярно ели аскорбинку и другие витамины, многие из них кашляли и болели насморком.

Первым раненным стал Матрос, которому в правый глаз прилетел осколок выщербленного осколком мины кирпича. После обработки и перевязки мы с Ломом доставили его в больницу, где окулисты сделали операцию. К сожалению, несмотря на ее успешность, травма оказалась серьезной. После этого нам привезли тактические очки-маски, способные защитить глаза в таких случаях.

Через некоторое время из БМП ранило Сяву – он получил осколок в грудной отдел позвоночника. К счастью, на первом этаже «Трёшки» была снятая с петель дверь, что позволило в максимально неподвижном положении транспортировать его в лечебное учреждение. После операции Сява долгое время не мог ходить, лечился в реабилитационной клинике в Москве. Сейчас, по прошествии нескольких месяцев, он хотя и с помощью «ходунков», но уже самостоятельно передвигается. Учитывая непрерывную положительную динамику и высокую мотивацию к выздоровлению, мы надеемся на то, что последствия в итоге будут минимальными, и Сява будет не только ходить, но и бегать.

Война в аэропорту к моменту нашего прибытия приобрела позиционный характер. Нацисты, называвшие себя «киборгами», укрепились в новом терминале и полуразбитой диспетчерской вышке. Для снабжения они могли использовать только взлетную полосу, по которой им каждый раз приходилось прорываться с боем, под прикрытием огня артиллерии и дымов. Мы же усиленно работали над тем, чтобы эти «путешествия» были минимально комфортными – обстреливали бронетехнику бронебойно-зажигательными патронами из пулеметов «Утес» и ПК.

Саму диспетчерскую вышку необходимо было свалить, ведь в ней кроме снайперов размещались артиллерийские корректировщики врага. Для этого на прямую наводку выкатывался танк и вколачивал в башню весь боекомплект. Мы в это время обрабатывали из всего стрелкового оружия бойницы на терминале и вышке, не давая корректировщикам возможности высунуться для «работы» и навести артиллерию на наши боевые машины. Эта операция получила название «Приезд дяди Васи». Башня долго держалась (особенно учитывая, что по ней работали из танков и артиллерии еще летом), но однажды после очередного «приезда» с грохотом завалилась набок.

В конце декабря я с пневмонией отправился на санчасть, где и пробыл до нового года. На его празднование в аэропорту я не попал, а после сразу уехал с товарищами на зимнюю сессию Школы высших смыслов. А по возвращению пробыл на аэропорту около 3-х дней – до 17 января. Но поскольку о событиях того дня стоит рассказать более подробно, я сделаю это в следующий раз.

Враг будет разбит, победа будет за нами! До встречи в СССР 2.0!

Читать другие рассказы ополченцев



Tags: Аэропорт, ДНР, Донецк, Отряд "Суть времени", Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments