Отряд «Суть времени» (eot_dnr) wrote,
Отряд «Суть времени»
eot_dnr

Четвертый этап. Алтай



В начале января группа, состоящая из нескольких членов миссии СВ на Донбассе, отправилась на Школу высших смыслов в Александровское. Хоть на фронте и наблюдалось тогда временное затишье, большинство наших товарищей, постоянно находившихся на передовой, остались на местах и не смогли поехать на Школу. Я был в числе небольшой группы, едущей в Александровское, поэтому я ощущал еще большую ответственность.

Это была первая школа «Сути времени», на которую мне удалось попасть. Сказать, что я остался впечатлен — не сказать ничего. Обучение проходило по плотному графику. Доклады Сергея Ервандовича, доклады товарищей из регионов, физическая подготовка. На школе нам сообщили, что интенсивность боев в аэропорту резко возросла, и в нашем подразделении есть тяжелораненые. Ребята из отряда, присутствовавшие на школе, уехали раньше.

Я как военный корреспондент впервые попал на территорию аэропорта 17 января. В тот самый день.

Утром я прибыл в штаб, где располагалось командование подразделений, задействованных в освобождении аэропорта. В сопровождении Ампера — командира роты 3-го батальона бригады «Восток» — мне было разрешено снимать на позициях, прилегающих ко взлетной полосе. Не теряя времени, мы выдвинулись.

На позициях было затишье. Изредка прилетали ПТУРы и работал снайпер противника, пули которого несколько раз тревожно просвистели над нашими головами. Наша рация улавливала переговоры карателей. «Левый край девятиэтажки» — проговорил корректировщик на украинском языке, после чего мы услышали несколько залпов, а затем разрывов в городе. Но в целом стояла непривычная для тех мест тишина. Бойцам, которые без ротации фактически жили на позициях, было тревожно. Они не доверяли этой тишине.



Мы объехали несколько позиций, занимаемых бойцами Ампера, и ближе к обеду было принято решение возвращаться к штабу. По дороге мы проезжали поворот на Иверский монастырь, территорию которого теперь именуют «Трешкой». Ампер сказал тогда, что, если мы хотим сегодня еще снять что-то на «Трешке», нужно связываться с Пятницей, там он старший.

Интенсивность огня нарастала. На подъезде к штабу начался сильный артиллерийский обстрел «Градами». Заскочив в здание, мы сразу спустились в подвал. Это не был единичный обстрел, снаряды «Градов» и 120-мм минометов постоянно рвались у нас над головами. Вибрации от разрывов свободно проходили через толстые стены бетонного подвала. Когда интенсивность обстрела чуть утихла, я поднялся в штаб. В этот момент Пятница передавал по рации, что с позиции «Трешка» замечено движение 7 танков противника. Командир Вольга сразу же дал команду радисту: «Уничтожать!»

Завязался бой. Это была отчаянная попытка хунты любой ценой вернуть контроль над аэропортом. Вся мощь атаки была брошена на позиции наших ребят в монастыре. Это место было выбрано для дальнейшего окружения терминалов и прорыва в город.

В штабе закипела работа. Офицеры наклонились над картами. Противник имел огромный силовой перевес. Техника карателей подошла вплотную к монастырю. Стало ясно, что ребят на «Трешке» нужно срочно деблокировать. В штаб начали съезжаться командиры различных подразделений ополчения для создания объединенного кулака. Прибыл Александр Захарченко.



Постоянно раздавались разрывы «Градов», но в штабе на это уже никто не обращал внимания. Ребята с «Трешки» постоянно выходили на связь и сообщали о ходе боя. Я стоял недалеко от радиста, стараясь не мешать, и тревожно вслушивался в шипение рации. Периодически поступали сообщения о раненых. Как я потом узнал, за рацией тогда был Болгарин, который, уже получив тяжелые ранения, еще долгое время выходил на связь и корректировал огонь нашей артиллерии. Я стоял и слушал, как мои товарищи, там, на «Трешке», ведут неравный бой. Слушал и понимал, что я ничем не могу помочь им.

В тот день мы потеряли троих товарищей. Пятница, Болгарин и Белка... Практически все, кто находился в тот день на «Трешке», получили ранения. Но наступление врага захлебнулось, напоровшись на сутевцев в монастыре.

Когда наши ребята занимали позиции в аэропорту, я понимал, что на таких опасных направлениях без потерь не воюют. Но все-таки гнал прочь мысли о вероятной гибели кого-то из товарищей. Это был тяжелый удар для миссии СВ на Донбассе и для каждого из нас.

17 января, на мой взгляд, является важнейшим днем для нашей организации, поэтому я постарался описать этот день более подробно. События последующих дней не имели такого значения, поэтому я изложу их бегло.

В конце января нашу команду пополнил доброволец из Испании Торо. Он стал нашим испаноязычным военкором, и мы запустили испанский канал EOT Espana.



Наша съемочная группа освещала жизнь бригады «Восток», регулярно выезжая на передовую. Нам приходилось снимать бесчинства артиллерии карателей, которая регулярно обстреливала жилые кварталы, школы и больницы. Мы снимали репортажи в недавно освобожденных Дебальцево и Углегорске.



В апреле нашу съемочную группу укрепили наши товарищи из Москвы Слон и Рыбак. Но это уже пятый этап жизни миссии, и о нем рассказ пойдет уже в другой раз.

Читать другие рассказы бойцов отряда «Суть времени»

Tags: Алтай, ДНР, Донецк, Отряд "Суть времени", Рассказы бойцов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments