Отряд «Суть времени» (eot_dnr) wrote,
Отряд «Суть времени»
eot_dnr

Categories:

Четвертый этап. Кот



Новый 2015 год начался для нас зимней школой в Александровском. На летней школе 2014 года нам присутствовать не удалось, мы примерно в это время как раз собирались переезжать в Донецк для работы в миссии.

Мы приезжали в Александровское в 2014 году на короткий срок, но тогда толком ничего не успели разглядеть, и только сейчас, во время зимней школы, увидели, как много успели сделать в Александровском наши друзья.

Отремонтированные здания, работающие производства, а главное — коллектив, какое-то глубокое чувство единения.

Каждая школа — это большой праздник. Встреча с друзьями, рассказы о том, что делается в разных уголках нашей огромной Родины.

И напряженная учеба. Нигде, как на школе, где есть возможность посмотреть на проблемы мира укрупненно и в деталях, так не видно, насколько серьезная, опасная и напряженная ситуация складывается на планете, насколько мало у нас времени.

Страшная реальность постучалась к нам, как только мы вернулись в Донецк.



В памятный день 17 января, когда наши ребята принимали неравный бой, я был как раз в штабе батальона. Мы приехали туда для того, чтобы произвести съемки боевых будней бойцов бригады «Восток». Когда мы завершили свою работу и собрались уже уезжать на базу, начался сильный обстрел, мины ложились недалеко от здания. Ни о каком отъезде с расположения штаба в этих условиях и речи быть не могло, и мы задержались, чтобы переждать обстрел.

Постарались занять такое место, чтобы не мешать никому, и ждали команды на отъезд. Мы не знали, что в это время происходило на позициях. О том, что произошло что-то чрезвычайное, мы поняли, когда увидели, что находящиеся в штабе командиры, до того момента тоже спокойно относившиеся к близким разрывам, вдруг резко перешли в мобилизованное состояние. Участились телефонные звонки, разговоры по рации стали напряженней. Командиры заслушивали донесения, отдавали приказы. В штаб заходили бойцы, получали распоряжения и уходили под обстрел.

Мы тогда не до конца понимали, что именно происходит, и осознавая, что происходит что-то чрезвычайное, старались не мешать командирам оценивать ситуацию и принимать решения. Мы слышали, что Вольга вел телефонный разговор с Пятницей, уточнял обстановку, формировал группу для прорыва на помощь ребятам, но не знали, что Пятница, докладывающий командиру об обстановке, уже был к тому времени смертельно ранен.



Узнали мы об этом, только вернувшись на базу.

Я помню, как к нам в Информцентр приехал по каким-то делам Газетчик и в то время, как он был у нас, ему позвонили по телефону. Газетчик и без того был невесел, а после этого звонка лицо его как-то осунулось.

— Кто? — спросили мы его почти хором.

— Болгарин, — ответил Газетчик и заплакал. Я никогда, ни до этого случая, ни позже, не видел плачущего Газетчика.

Новости шли одна страшнее другой.

Погиб Болгарин, погиб Пятница, погиб Белка, сильно ранен Фельдшер.

Это был самый тяжелый день в моей жизни. Ум оказывался верить, что никогда мне уже не встретиться с мягким, улыбчивым, но таким жестким и справедливым командиром Пятницей, с юным интеллигентным Болгарином, с молчаливым Белкой. Не уходила из сердца тревога за состояние Фельдшера, получившего серьезное ранение в голову.

В Информцентр приехал Матрос. Он получил незадолго до этого ранение в глаз, был еще в госпитале, но не мог там оставаться, когда нас постигло такое горе.

Мне выпала тяжелая доля — опознавать в морге погибших друзей. Я увидел их такими, какими их привезли с позиции — в рваном обмундировании, с тем выражением лица, с которым их застигла смерть. Я их узнал сразу, но долго смотрел в их лица, узнавая и не узнавая. Передо мной был все тот же Пятница, но привычной мягкой улыбки уже не было на его мертвенном лице. Был неподвижен неугомонный Болгарин. Был похож и не похож на себя Белка.

И только там, в морге, я наконец осознал до конца, что друзей наших уже больше нет с нами.

Дни до прощания с ребятами были заполнены какими-то хлопотами с выписыванием документов, которые почему-то все время выписывали с ошибками.

Мы попрощались с товарищами на плацу военной базы. Гробы с ребятами увезли, с нами остались их фотографии на стене и память в сердце. И постоянное ощущение, что что-то не договорил, не объяснил, не спросил, пока они были рядом, не попросил за что-то прощения.

Но нужно было работать дальше. К этому времени мы уже вполне обжились в бригаде, чувствовали себя здесь своими. Выполняли как работу пресс-центра бригады, так и работу Информцентра миссии.

Снимали интервью с бойцами, посещали социальные столовые, которые открывались для людей, лишенных войной пропитания.

Передавали лекарства, которые присылали в Донецк из России.

Как-то в одной из школ мы попросили детей передать свои пожелания ополченцам, и они практически хором закричали: «Победы!»

Донецкие городские школы представляли собой еще вполне приличное зрелище, вот только ощущалась острая нехватка канцелярии, книг, не хватало продовольствия. Но на школы в удаленных населенных пунктах, особенно те, где побывали украинские военные, смотреть было тяжело: они уносили и уничтожали все, что могли.

Но непризнанная республика держалась, привыкала жить в этих жутких условиях. Постепенно наводился порядок.

Читать другие рассказы бойцов отряда «Суть времени»

Tags: Отряд "Суть времени", Рассказы бойцов
Subscribe

  • Донецк празднует День Победы. Фоторепортаж

    В Донецке прошли торжественные мероприятия в честь Дня Победы над фашизмом — военный парад и памятное шествие «Бессмертный…

  • Прорыв блокады Ленинграда

    18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду Ленинграда. Крупнейший политический, экономический и культурный…

  • Прорыв блокады Ленинграда

    18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов в ходе операции «Искра» прорвали блокаду Ленинграда! Бойцы Красной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment